о прото

Двадцатый век расчистил поле Художественного Творчества, т.е. Архитектуры, Дизайна, Станкового искусства от «сорняков» натурализма, социальной критики, декоративизма, художественного кривлянья, крикливости, псевдоновизны, концептуального умничанья, дал возможность вернуться к ценностям авангарда начала 20 века, вынужденного в свое время поспешно утверждать их, разгребая, расшвыривая заросшие покровами банальности ценности традиции, неявно естественным образом эксплуатируя их. Сегодня возможно, наконец, без борьбы и переворотов, без воплей и конфронтаций, в тихой практической работе реализовать естественные стремления лучших рук человечества, то есть мастеров архитектуры и дизайна, к соединению в творчестве абсолютного художественного чувства своего времени с абсолютными же уважением, любовью к вечным ценностям национальной и общекультурной традиции, имея ориентиром, критерием, камертоном абсолютные достоинства природного формообразования. Совершая эту работу, можно быть свободным от необходимости сопровождать ее пространными искусствоведческими анализами, комментариями, разъяснениями. Имеющий глаза может быть и увидит, — а не увидит, так ему будет что почитать об искусстве прошедшего века.
Мастерская-ТАФ уверена, что предстоящее тысячелетие чревато Созидающей Культурой, формулой которой может стать подобная этой: «войти сегодня во вчера, как в кусок природы», а основными понятиями: прямолинейность, архаика, неконъюнктурность, неамбициозность, естественность.


Когда оказываешься среди как будто отживших, обветшалых, но не утративших своей мощи, монументальности, ясности инструментов обустройства народной жизни, когда берешь в руки почти невесомые деревянные грабли для сенокоса или хлебную лопату, то начинаешь руками чувствовать степень мудрости соединения в необходимом для жизни предмете функциональности, удобства с естественными отношениями с жизнью, измеряемыми не абсолютом и вечностью, а временем года, сезоном, сегодняшней необходимостью. Грабли делаются так, чтобы их жизни хватило на время сенокоса, в них нет «запаса прочности», который привел бы к увеличению веса, а значит — к переутомлению хрупких женщин, а, следом, и к потемнению человеческих отношений внутри «трудового коллектива».
Стамески, долота, молотки, клещи кузнечные куются так эскизно, что вещи выглядят продуктами железного века, не теряя своих деловых качеств. Эти предметы — «времянки», то есть сделанные по случаю, нередко переживают не только своих владельцев, но и нас с Вами, и все же для нас важнее уроки дизайна, обращенного к вечности не через мучительные философии, а через открытое ощущение актуальности сиюминутного.

о протообъектах

Протообъекты — это предметы, не «исковерканные» маньеризмом культурно-исторических наслоений, стремившихся улучшить, украсить, прибавить изящества, модности тому, что в этом не нуждается. В этот ряд свободно встают объекты «архитектуры без архитектора», объекты «дизайна без дизайнера», народные жилые и хозяйственные архаические постройки, утварь, инструменты, и природные творения — хвощи, папоротники, лопухи, грузди, лягушки, щуки, комары, слепни, коровы, собаки, сороки, дети, старики.

о протопластике

Протопластика мастерской-таф дополняет более или менее функциональный протодизайн объектами, необходимость которых в том, что они еще в более откровенной форме, чем протодизайнерские объекты, предъявляют их потенциальному владельцу достоинства, особенности, красоту материала — дерева или металла, красоту очищенной от очевидной служебности формы из дерева или металла, красоту открываемой таким образом души материала, «отлитого» руками протомастера в форму.

Работу авторов подобных объектов можно определить как посредническую, или родовспомогательную (термин О.Генисаретского), для выбираемых кусков материала, соединяемых в форму, по извлечению из них звуков, голоса, вибраций их души.

о протодизайне

Мастерская-таф развивает проектирование и производство архаической рукотворной мебели, изготавливаемой из молодых стволов лиственных деревьев русского Севера и фрагментов разрушаемых временем древних северных построек.Такой дизайн необходим для компенсации перенасыщения жилой среды, среды офисов мебелью стандартизированной, предсказуемой, хотя и удобной, и функциональной.Конкретная конфигурация объектов дизайна, их форма может быть очень различной, зависит от очертаний материала изготовления, настроения дизайнера, и, в значительной степени, от желаний заказчика, влияющих на размеры, массу, степень расчлененности и степень отделки вещи.

о протоархитектуре

Архитектура — крыша над головой; значимые символы, выраженные объемами и пространствами, вертикалями и горизонталями, поверхностями и проемами; образы духа времени.

Архитектура — синоним таинственности (К.Мельников), сосуды для подвижной жизни (В.Гропиус), атмосфера, создаваемая окружающими человека плоскостями (Т.ван Дусбург), архитектура — поле боя для духа (Л.Мис ван дер Роэ).

Протоархитектура — это то, рядом с чем не чувствуешь свою неполноценность, а понимаешь — как много предстоит еще понять.Протоархитектура не слишком отличается от земли, на которой стоит, является частью ее, возвращается к ней.

Протоархитектор — тот, кто почти не оставляет следов, анонимен, неизвестен.

о протошколе

Летняя школа в Ошевенске Архангельской области создана для дизайнеров, архитекторов, художников, приезжающих учиться пониманию

Духа Места, сохраняющего еще черты подлинной традиционной народной культуры, запечатленной в пейзажах, постройках, предметах народного быта, в одежде.

Для учащихся Постройка должна быть подобна «методическому пособию», концентратом качеств, свойственных тому, что строилось на этом месте в прошлом. Она должна быть функциональной, обнаруживать знакомство с традициями современной архитектуры, в то же время выглядеть так, как будто стояла здесь всегда.

Основные мотивы протодизайна, моделируемые постройкой:эскизность на всех уровнях — в планировке, в свободном оформлении хвостов бревен, в неуплощенности бревен сруба в интерьере, в расположении и размерах окон;создание залитого светом связно-структурированного пространства мастерской с помощью минимальных, сберегающих тепло световых проемов, почти не перерезающих бревен сруба;«кособокость» в плане, подсказанная поворотом реки, «руинированные» «сдвиги» хвостов бревен фасадов, обращенных к реке и улице, создают впечатление присутствия в этом месте давно и надолго.

Комментарии запрещены.